Все чаще, оказываясь за границей, наши граждане запасаются там лекарствами.

Закон о ввозе из-за границы лекарств для личного употребления, вызвавший серьезные волнения в обществе, принят Государственной думой РФ окончательно. Теперь, правда, он обозначается как не ограничивающий, а разрешающий ввоз сильнодействующих препаратов, но при наличии документов о назначении врача и нотариально заверенного перевода на русский язык. В комментарии директора департамента лекарственного обеспечения и регулирования обращения медицинских изделий Минздрава РФ Елены Максимкиной подчеркивается, что это касается только очень ограниченного списка лекарств, содержащих сильнодействующие вещества.

 

Успокоительные комментарии появляются все эти дни. Власти уверяют, что ничего не изменится. Однако осадок остается. Наступление на медицину ведется в последнее время с разных сторон. В связи с кризисом кто только не пытается «откусить» от жалких денег здравоохранения. И, разумеется, кто-то извлекает из этого пользу. Возможно, от запрета на ввоз лекарств надеются выиграть какие-то отечественные фармкомпании. Как сочинские и крымские курорты от прекращения поездок россиян в Турцию. Такой довесок к импортозамещению. Почему бы нет?

Правда, трудновато это осуществить: на таможне придется досматривать каждого возвращающегося из-за границы, тщательно потрошить его вещи. Но нет таких трудностей, с которыми не справились бы большевики. Только что в Санкт-Петербурге, городе, пережившем блокаду, сожгли полтонны «санкционных» польских помидоров. И ничего.

А вот с лекарствами что-то плохо получается. Похоже, это народ может и не стерпеть. Взволновались многие. Да что там взволновались – впали в панику. Лекарства – это вам не пармезан или хамон. И даже не помидоры, которых, небось, оставшиеся еще в живых блокадники не могут себе позволить. Лекарства покупают за границей и привозят не только себе – родственникам, знакомым, для благотворительных фондов. Сама это делала много раз, в последний – привозила соседке, онкологической больной, препарат, который вдруг исчез из московских аптек. А перерыв в лечении при раке – это гибель.

Знакомый, собиравшийся летом в Москву из США, позвонил, что не приедет: «Зачем мне эта нервотрепка с лекарствами. Без них я не могу, но не идти же за переводом рецептов и к нотариусу». Что ничего такого не надо, не верит.

Между прочим, вообще – что такое сильнодействующее средство? По логике, то, которое действует эффективно. Рецептурные средства все сильнодействующие. А без рецепта в западных аптеках ничего сколько-нибудь серьезного не продадут – там вам не тут. Но рецептам зарубежных врачей у нас, выходит, не верят. Надо переводить на русский и заверять. И кто его знает, какой препарат сочтут на таможне сильнодействующим. Какой захотят, такой и сочтут, предполагают многие.

Депутаты уверяют, что принятый ими закон облегчит ввоз лекарств для личного пользования. Граждане же привыкли, что каждый принимаемый в последнее время закон усложняет жизнь. Усложнит закон о ввозе лекарств и жизнь тех, кто пытается помочь тяжелым больным – тем, о ком, строго говоря, должно было бы заботиться государство. Резко отрицательно отнеслись к закону руководители благотворительных фондов «Кислород», «Детские сердца». Нюта Федермессер, президент Фонда помощи хосписам «Вера», руководитель Центра паллиативной медицины, высказалась о нем как об отвратительном и бесчеловечном.

Все чаще, оказываясь за границей, наши граждане запасаются там лекарствами. Из разных соображений: некоторые там дешевле, некоторых у нас нет, и во всех случаях продающиеся в западных аптеках препараты вызывают больше доверия. Руководитель одного из ведущих российских кардиологических центров обмолвился, что советует своим пациентам, бывающим за рубежом, привозить оттуда лекарства.

Как же быть? Простой выход, который не приходил в голову, подсказал немецкий врач из наших: попросить русскоязычного доктора, чтобы выписал рецепт на двух языках – на местном и на русском. На местном – для аптеки, на русском – для таможни. Ничего не придется ни переводить, ни заверять. Найти русскоязычного врача несложно хоть в Европе, хоть в США. Это у нас вдруг оказалось, что докторов слишком много, а на Западе их не хватает, и выпускники российских медицинских вузов вполне успешно там работают.

 

Источник "Независимая газета", автор Ада Эммануиловна Горбачева